Блог Татьяны Дугельной

Небесная Сотня Ангелов-Хранителей

Из радиоприемника изливался горячий хит, какого-то давно ушедшего года…

Они сидели в одной комнате и каждый в своем далеком мире воспоминаний. Они были рядом телами, но их замутненное от боли сознание витало где-то, неосознанно следуя за словами песни:

«Я отпил у взрослой жизни рано,

А вот сейчас бы убежать, в детство убежать

Как хочу к тебе прижаться, мама,

 И папе тайны рассказать, тайны рассказать…»

Пропасть боли увеличивалась с каждой секундой жизни. Их жизнь навсегда остановилась там, где сейчас был их сын…

Она мысленно прижимала своего сына, обнимала его и чувствовала его запах. У ее сына был особенный запах. Так пахнут дети, рожденные от любви. Он уже вырос и еле заметно, легонько всегда ее отстранял в этих объятиях. Он немного стеснялся их, а мама так скучала. Он очень боялся ее обидеть. Не хотел увидеть залитые слезами ее глаза. И не увидел…

Он очень любил свою маму и бережно к ней относился. Он хорошо разбирался в женской психологии. Этому его научил отец. Сын знал, что женщина, как хрустальный бокал. Звонко смеется, когда счастлива. И может мгновенно разбиться от боли разлук и страданий. Он наслаждался хрустальным смехом мамы, которая наполняла его Душу особенной мелодией счастья.

Певец продолжал петь, словно передавая слова их единственного сына, их надежды:

«…Вы простите мне разлуки грешность,

Время закрутило, занесло…

Пусть хранят ваш дом: любовь и нежность,

Они из детства моего, детства моего…»

Мама вспоминала школьное собрание. На нем читали его сочинение о ней, о маме. Сколько гордости тогда испытала она. Он писал: «…Мама очень любит меня. Как Солнце любит радугу на небе. Как небо, любит звезды и Луну. Так любит земля все, что на ней выросло. Так любит меня моя мама. Ее объятия наполняют меня вкусом жизни. Они сладкие и ароматные, как малина в ее саду. Я стесняюсь их. Но всегда после маминых объятий такое ароматное послевкусие…»

Тогда учительница сказала, что у него особенный дар. Он подавал большие надежды и, скорее всего, стал бы писателем или журналистом. Они вообще поколение особенных. Не просто талантливых, а особенных, умеющих ценить вкус жизни…

Слезы, холодным градом катились из ее глаз. А из радиоприемника звучали слова, которые точно мог бы сказать их сын:

«…Я давно мудрее стал и старше,

Но лишь сейчас одно постиг, истину постиг,

Дай Вам Бог, уйти минутой раньше

Своих детей давно седых, нас давно седых…»

Ее Душа заледенела. Душа устала от боли, которая не проходила вот уже четвертый год. Она не могла за него молиться. Она, его мама, не могла поверить и принять. Она постоянно искала его глазами. Она верила, что он сейчас вернется из университета…

«…Помолимся за родителей, ангелам нашим, хранителям

Помолимся, и когда-нибудь помолятся дети за нас…»

Небесная Сотня Ангелов-Хранителей… Вечно живущие Души на Земле… Никогда не умрут… Никогда уже не обнимут своих родителей… Только будут молиться за них…

– Как же я тебя не закрыл собой, сын? – кричало сердце отца.

– Почему ты, а не я?… – не соглашался ум с несправедливостью. Он четвертый год на руках держит окровавленное тело сына. Он четвертый год трясет его и просит открыть глаза. Четвертый год внутри него взрывается спокойная жизнь. Никогда, никогда она уже не будет спокойной…

Внешне не проронив ни единой слезы после похорон, внутри он умер тогда на Майдане. Он  умер вместе с сыном. Ее лед и его скала, все что осталось после смерти сына…

«…Помолимся за родителей, за всех живых и небожителей,

И в час, когда станет холодать, их души свечами согреем

Помолимся за родителей, ангелам нашим, хранителям

Помолимся, и когда-нибудь помолятся дети за нас…»

Слышал ли он слова песни или хит звучал в нем как его немой вопрос: «Сын! Кто теперь помолится за нас? Почему ты там? Зачем я здесь?..» Отец не мог молиться за сына. Его сердце окаменело от боли. «Бессмыслица, хаос, ничего не изменилось…. А столько молодых парней продолжают отдавать свои жизни. За что они оставили эту жизнь?»

Реки молодой крови текли по Майдану и на востоке страны… А Души молодых парней и девчат возносились к небесам с надеждой, что это изменит ситуацию в целой стране. Они вознеслись, чтобы стать Ангелами Хранителями для целой страны Героев. Теперь это уже не Небесная Сотня. Это тысячи молодых Героев, которые верили в лучшую Жизнь для всей страны. И она обязательно придет…

Они вознеслись на Небеса с молитвой о стране своих родителей. Они поднялись выше, чтобы Отец Небесный услышал их просьбу о мире. Они молились о своих родителях, но те не слышали их молитв на земле.

«…Помолимся за родителей, ангелам нашим, хранителям…» — звучало из радиоприемника. Родители не могли молиться за своего сына. Они умерли вместе с ним. А их тела сидели в серой комнате, где в темнице страдала Душа.

Помолимся за родителей, ангелам нашим, хранителям.
Помолимся за родителей пусть Ангелы вторят всем нам!!!

 

©Татьяна Дугельная
2.07.2017

 

Интересно? Подпишись на нашу RSS-ленту 

Оставить комментарий

Your email address will not be published.